РЯДОВОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ…

Незабываемый 1941-й. Стонали сожженные огнем пожарищ города и села. Пылала Одесса. Далеко за ее окрестностями окунался в море смрад горевшего города.

Для ликвидации прорыва двадцать первого сентября командованием был послан в бой коммунистический батальон.

Девять человек из коммунистического батальона, увлекшись боем, выбили из передних окопов немцев, продвинулись вперед. В небольшой лесополосе стоял замаскированный танк. Заметив советских воинов выбравшихся далеко за линию обороны, фашист стал бить по ним из пушки.

Девять коммунистов во главе с рядовым Андреем Дубининым залегли под небольшой высотой. Снаряды впивались в бугор, не достигая цели. Двенадцать часов вели неравный бой девять коммунистов. Чтобы отойти к своим, надо было проползти открытую местность, которая непрерывно обстреливалась со всех сторон.

Двенадцать часов ураганного огня! Командир коммунистического батальона считал своих товарищей погибшими. И какой радостной была встреча, когда под покровом ночи, ползком по старой заросшей травой меже вернулись они в свой батальон, притащив с собой «языка».

Много незабываемых боев в памяти Андрея Дубинина – солдата-коммуниста.

Шла героическая оборона Севастополя. Немцы вклинились в советские рубежи, и надо было выровнять оборонительную линию. Пошла пехота навстречу лавиной катившемуся врагу.

На одном из участков шел вперед пулеметный взвод. В нем восемнадцать солдат и два станковых пулемета. Пока один расчет ведет огонь, второй — под его прикрытием продвигается вперед. Вдруг в самый критический момент боя первый пулемет замолчал. Замертво упал пулеметчик. Где-то сидевший впереди наступающего взвода снайпер меткими пулями снимал одного пулеметчика за другим.

Прикрепленный к пулеметному взводу коммунист Андрей Дубинин поспешно подхватил пулемет и повел огонь по противнику. Вдруг что-то огненное впилось в грудь солдата. Невидимая сила подбросила все тело и бросила на землю. Черное покрывало окутало солдата, закрылось солнце, умолк грохот рвущихся снарядов, перестали стучать пулеметы. Мокрела спина от вытекаемой крови. Уходили силы. Лишь на мгновение возвращалось к солдату сознание, и вновь все тело бросало в бездну.

Восемь часов шел бой. Восемь часов лежал солдат, истекая кровью, и вдруг совсем близко расслышал голос командира:

— Дубинин… Посмотрите, может жив?

И понял солдат, отходит взвод. И хочется крикнуть солдату:

— Я жив, жив! Не оставляйте меня немцам! — А рот не раскрывается. Запекшиеся губы вяло шевелятся. А командир, отстреливаясь, снова кричит:

— Дубинина посмотрите!

Санитар взвалил бесчувственного, окровавленного солдата на спину и пополз к окопам.

Выжил солдат. Всего в трех миллиметрах от сердца прошла фашистская пуля, продырявив насквозь солдатскую грудь.

Эвакуация в тыловой госпиталь. Поправился солдат и снова вернулся на фронт. Только теперь уже по своей специальности — шофером в 182-й танковый корпус. Подвозил горючее, боеприпасы.

Немцы подходили к Сталинграду. Бои и бои. Прямое попадание в машину – и снова ранение, полевой госпиталь и снова фронт.

…И вот радостный, незабываемый День Победы! Вернулся к семье солдат Отечественной войны. Мирная жизнь опустилась над просторами родной земли. Повел по ее дорогам шофер машину. Три десятилетия не выпускает руль Андрей Карпович Дубинин.

Отлично несет свою службу пожарник А.К. Дубинин. Звонок – и шофер второго класса, нажимая на акселератор, засигналит, извещая о беде и требуя простора своей машине. И мчится спасательная машина к месту пожара.

Солдат, коммунист Андрей Карпович Дубинин всегда на посту.

Е. КУЗЬМИНА. (Из архива газеты «Луч», № 55 (158) от 8 мая 1967 года.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *